?

Log in

No account? Create an account
all_shorin [entries|archive|friends|userinfo]
all_shorin

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Проект завершен [Mar. 28th, 2013|09:06 pm]
all_shorin
Уважаемые читатели и авторы! Проект "Рассказы по пятницам", который длился год, завершен. Спасибо за участие! Из рассказов, которые были опубликованы в этом проекте, будет составлен сборник. Авторы, которые не попали в проект, просьба не отчаиваться. Рассказы остаются в архиве редакции "Областной газеты" и могут быть опубликованы - это вопрос времени.
С уважением, Александр Шорин.
link21 comments|post comment

Стихи Элеоноры Стамбульчик и Екатерины Шефер [Mar. 22nd, 2013|10:29 pm]
all_shorin
Элеонора Стамбульчик

Вина и вино

В вине нет веры, в вере нет вины.

В вине есть истина, и нет ее дороже.

Есть истина в вине, и в водке тоже.

Однако, боже, вы, мусье, пьяны!

***

Сегодняшним днем стартовала осень,

под гаденьким дождиком грязь мешаю.

Пойду-ка домой заниматься «Осью»,

архив разберу, заварю себе чаю.

В шкафу наблюдаю насыщенность жизни,

в нем пыльные папки годами хранят

события, даты, любовные письма...

и все не со мною, и не про меня.

Я жадно листаю, знакомые лица,

знакомых людей имена узнаю,

и хочется в тех временах очутиться,

и влиться в тогдашнюю жизнь твою.

Что толку грустить, значит так было надо,

чтоб ты припозднился на дюжину лет,

но бог мне свидетель, в мой дом пришла радость,

и лучше тебя никого больше нет.

***

Там были льды, здесь — свет сердец,

любви достойный образец.

Но времена пришли покруче.

Шли дни, и ценности слились.

Как ни искала в общей куче,

ничто не ясно, злись не злись.

И мне и грустно, и обидно.

Где образец? Его не видно.


Екатерина Шефер

Я вижу в окнах поездов,

Как зажигаются рассветы,

Поля как пряные букеты

Из миллиона ярких снов.

По лестнице, пролёт-пролёт,

Я забегаю в твою душу,

Не зная: может, станет лучше,

А может, сломит скользкий лёд.

Но я бегу, пока есть силы,

Обугленный закат спасать,

И невозможно передать,

Насколько эти грабли милы.

А тут мой сон нашёл приют,

Ему теперь тепло под солнцем.

От беготни так сердце бьётся,

Когда бежишь туда, где ждут.

Меня обнял, и тут без слов

Закаты прорастают в ночи.

С тобою буду, сколько хочешь,

Смотреть сквозь окна поездов

***

Разбить бы голову о стены,

Чтоб там внутри найти ответ...

Из любопытства резать вены,

Если б не смерти тихий бред.

Кому простить толпы измену?

Измену матери, отца?

Перед скотом склонить колено,

Найти начало у кольца,

И не поднять к нему лица,

И думать, что есть кто-то правый,

Всем полагаться на глупца.

Ибо судьбою нам не равный.

Где то начало у конца?

Разбиться бы совсем о стену

Залить бы в голову свинца

И выклянчить обратно веру...

И не терять притом лица.

***

Переживи меня и вечность,

Перенеси в стихи, а я

Замедлю жизни скоротечность,

Ко мне ты глух, иль я нема?

Переступи черту-погибель,

Закончим этот нудный бег,

У сердца книжного на сгибе

Пусть одиноким будет век.

Тебе пресытившийся смех

Звенит все так же, только глуше.

И скоропортящийся грех

Безмолвно мы берем на души.

Слова без смысла хуже лжи,

Стрелой под ребра, сердце взвыло,

В слезах кричу тебе: Дыши!

А ты томишься в теле стылом.

Ты ж клялся! Клялся пережить!

А как же вечность? Как же я?

Антракт, в секунду все забыть,

Под занавес летит броня...

Да, ты глухой, а я немая,

Мелькают звонко пальцы рук,

И жизнь нам на двоих слепая

Лишь по ладоням сердца стук.
link1 comment|post comment

Денис Гладыш, "Мюсена", Александр Шорин "Конец рабочего дня" [Mar. 14th, 2013|11:00 pm]
all_shorin
На сайте "Областной газеты"

Мюсена

Снежная пустыня простирается до линии еле различимого горизонта — туда, где молочно-белое небо сливается с белой марлей земли.

Собаки неистово лают на бегу. Их лапы проваливаются сквозь твёрдую мёрзлую корку наста глубокого снега, режут мягкие подушечки об острые края. Мои следы, следы лап, алые пятна собачей крови, параллельные следы нарт остаются за спиной.

Необходимо остановиться — отдышаться, дать упряжке передохнуть, распрячь, покормить, смазать кровоточащие раны на лапах медвежьим салом, поесть самому.

И снова бежать. Бежать по белому глубокому снегу за заледеневшей упряжкой. Бежать к белому, белому горизонту. Бежать, не снижая темпа. Бежать, подгоняя собак. Бежать...

Серебряный иней на бровях и бороде ровным слоем покрывает волосы. Во время сильного мороза трудно закрыть глаза, больно улыбаться. Мышцы лица деревенеют. Поэтому эмоции рождаются и умирают внутри наших глаз.

Скрип полозьев и размеренный хрип бегущих животных. На морозе собаки престают лаять, лишь размеренно хрипят в такт бега. Холодно. Надо двигаться.

— Ха-а! — выкрикивая я, подгоняя вожака длинным шестом.

— Ха-а! — разносится по бескрайним просторам тундры.

Прозрачная гладь замёрзшего озера. Собаки сидят у края льда, устало наблюдая за моими медленными движениями. Разжечь огонь. Вскипятить воду. Отдохнуть...

Завариваю чай. Достаю из холщового мешка два небольших кусочка сахара, заварку. Горячая алюминиевая кружка греет ладони. Сердце греет любовь.

— Ха-а! Ха-а! — собаки рвут с места.

Бегу чуть слева, толкая плечом нарты, разгружая упряжку на старте, позволяя лайкам разогнаться до необходимой скорости и нужного темпа. Ноги в мягких тёплых пимах танцуют в сказочном ритме. Этот танец посвящен моей любви, моей зависимости.

Но нет! Я не завишу от тебя! Я не знаю тебя! Ты чужая мне. Тёмный силуэт на горизонте. Призрачная цель. Миф. Пар с моих губ.

Я зависим от этого бега. Узора моих чувств. Моего сна.

Ветер в лицо. Каждый метр как борьба с собственным телом, собственной волей. Толкаю нарты вперёд, щёлкаю шестом. Собаки скулят. Нет смысла кричать на них — буря уносит мой крик назад, за спину. Небо, снег, горизонт слились в едином вихре, бушующем вокруг меня в стеклянном пламени пурги. Мышцы как натянутые струны, звенят и готовы лопнуть каждую секунду. Щёки, нос потеряли чувствительность. Тру лицо мехом рукавиц. Тру до острой боли. Обморожение. Собаки падают в снег, вжимаются в землю, отказываясь идти. Предают меня.

Моё имя Мюсена — «кочующий». Я должен бежать, идти, ползти..

Шаг за шагом я ухожу прочь от упряжки и, предавших меня, испуганных, истерзанных животных. Закрываю лицо руками. Иду интуитивно, не смотря, вперёд. Наперекор стихии. Ещё шаг, ещё один, ещё... Падаю, встаю, падаю, двигаюсь на коленях, ползу вперёд. Против ветра. Против жизни. Навстречу тебе.

Пурга скрыла следы. Глубокий снег поглотил моё тело. Был ли я?

...На следующий день пурга стихла. Наступил тот самый короткий промежуток времени между сумасшедшей бурей и адским леденящим морозом. Пару часов затишья. Лайки нашли меня в снегу, разгребли лапами, откопали и легли вокруг, прижавшись к моему остывающему еле живому телу. Тёплые шершавые собачьи языки лижут мои обмороженные щёки.

Холодное белое солнце с полным безразличием пялится сверху. И чем-то оно напоминает мне тебя. Так же возникаешь вдалеке, безропотно наблюдая за моими пароноидальными муками преследования. Ненавижу тебя! Я понял, что люблю лишь путь к тебе.

* Мюсена — ненецкое мужское имя, означает «кочующий».


Конец рабочего дня

Пастух готовит на огне немудрёный ужин. Садовник моет руки. Механизатор в сердцах пинает колесо своего трактора. Рабочий идет к пивному ларьку с друзьями. Менеджер нажимает пуск→выключение на мониторе компьютера. Балерина перевязывает больную ногу. Палач кормит аквариумных рыбок. Писатель, глотая анальгин, ползет к кровати. Большой руководитель, вернувшийся домой, нервно потирая виски, вновь пытается стать мужем и отцом.

Бог разочарованно сминает в бесформенный ком неудавшуюся вселенную.

Конец рабочего дня.
link1 comment|post comment

(no subject) [Mar. 12th, 2013|01:58 pm]
all_shorin
Друзья!
Есть возможность публиковать короткие рассказы в рамках литературного проекта «Областной газеты» (Екатеринбург), тираж которой – около 80 000 экз. 
Условия публикации: 
1. Объем рассказа должен быть не выше 5000 знаков с пробелами (больше или меньше – плохо: газетная колонка – не резиновая); 
2. Это должны быть рассказы, ранее нигде не публиковавшиеся; 
3. Желательна иллюстрация к рассказу и его аудиоверсия (аудио нужно для сайта).
Редакция оставляет свое право на отбор и редактирование присланных текстов.
В первую очередь будут рассматриваться произведения с иллюстрациями и аудиоверсией. 
С уважением, Александр Шорин. 

Авторский сайт проекта, где можно посмотреть уже опубликованные рассказы – www.allshorin.com.
Адреса для связи: sandy_blood@mail.ru, eleonorka1@gmail.com.
link52 comments|post comment

Стихи Марии Гутермахер [Mar. 8th, 2013|09:24 pm]
all_shorin
Прочитать здесь
linkpost comment

Интервью с победителем) [Mar. 1st, 2013|10:01 pm]
all_shorin
[Tags|, , ]

На сайте "Квазара" опубликовали интервью с победителем последнего конкурса, то есть со мной))
linkpost comment

"Жизнесказки" Дэна Шорина и стихи Владимира Власова [Feb. 28th, 2013|09:59 pm]
all_shorin
На сайте с аудиоверсией стихов Владимира Власова

Дэн ШОРИН

Дэн Шорин — член Союза писателей Москвы, писатель-фантаст, прозаик. Живёт в Туле.

Жизнесказки
Грустный ангел


Грустный ангел без крыльев вчера завернул ко мне в гости.

Мы с ним долго молчали, друг на друга в сомнении глядя.

Я несмелым движеньем руки распахнул перед ним все тетради.

Заглянув мне в глаза, он их на пол в безмолвии сбросил.


Я, немного взгрустнувши, взял с полки две кипы журналов,

Положил их на стол: мол, гляди, и меня публикуют.

Он тихонько вздохнул, что-то буркнул про гордость людскую,

И про цену известности в узком кругу маргиналов.


Долго пили коньяк. Я пытался понять что мне надо.

Я ж прожил столько лет, за душой ничего не имея.

Он залез в холодильник, достал полбутылки портвейна,

Посмотрел на меня осуждающим пристальным взглядом.


И безмолвно ушел, нахлобучив ушанку нелепо,

Грустный ангел без крыльев с неровной и грузной походкой.

А потом вдруг вернулся с каким-то салатом и водкой.

Так вошло в мою жизнь это странное-странное небо.


Снежная королева


Я укутаюсь в лес, как в белый пушистый плащ,

Наконец-то проснусь — вдали от дома в снегу.

В мире мало принцесс, и ты, королева, не плачь,

Я сегодня очнусь — если, конечно, смогу.


Наконец-то проснусь — в день когда мы сойдём с ума,

Если только пурга не покроет людские пути.

В мире царствует грусть, непогода и просто зима -

Это через снега мы не можем друг к другу пройти.


Снова правит метель, но ты, королева, молчи,

Просто голос сорвать, разметая осколки зеркал.

Мной поставлена цель, в этой снежной безлунной ночи,

Я хочу написать золотой ледяной идеал.


Грузом виснет на мне необъятное множество герд,

Что способны украсть из эдемского сада домой.

Я укутаюсь в лес и достану из ночи мольберт,

Чтоб тебя рисовать, чтоб наполнилось сердце зимой.


Золотая метель поведет мою кисть по дуге,

Зачеркнув на холсте мириады ненужных побед.

Я оставлю пастель, прикоснусь к потеплевшей руке,

Помогу улететь из ледового замка на свет.


Ты со мною взлетишь во фламенко под скрежет пурги,

И снежинки с небес упадут прямо к нашим ногам.

Эту зимнюю тишь мы разделим с тобой на двоих.

Это время чудес мы разделим с тобой пополам.

Чеширская сказка


Вслед за кроликом пушистым ты спешишь в чужую сказку,

Я — неслышим и невидим — притаился меж ветвей.

Мне улыбкою чеширской остаётся улыбаться,

Растворяясь, как в зените, в эксцентричности твоей.

Знаешь, милая Алиса, нет в страну чудес возврата,

Ты другое носишь имя и живёшь в плену забот.

Только мне ночами снится, как давным-давно когда-то,

Безалаберно язвили двое: девочка и кот.

А финал уже известен, ничего тут не попишешь,

Нету в нем ролей для сложных и улыбчивых персон.

Но когда однажды песню о стране чудес услышишь,

Вспомни тех, кто безнадёжно и давно в тебя влюблён.

Владимир ВЛАСОВ

Владимир Иванович Власов — преподаватель кафедры экономической теории Уральского государственного горного университета (г. Екатеринбург), поэт.

***

У мужчины в запасе вечность,

А у женщины — время.

Я могу позволить беспечность.

Ты коня хватаешь за стремя,


Говоришь какие-то глупые,

Очень нужные мне слова.

Над тобой нависает тупо

Моя ветреная голова.


Я конечно тебя не слушаю,

Но киваю — да, понял, да...

И конечно я все нарушу,

От чего ты остерегла.


Упаду, меткой пулей встреченный,

И слова твои вспомню тогда.

Боже праведный, вечность — женщина.

Остальное все — ерунда.

***

Ну надо ж кого-то любить,

Кому-то на шею бросаться.

Ньютоновское пространство

Эйнштейновским заменить.


И надо ж кому-то дарить

Изделья из кожи и ваты.

Мы сами во всем виноваты.

Но как по-иному нам жить?


И надо очистить углы

Квартиры, души и карманов

От пепла дешевых обманов.

А как же иначе нам жить?


А утром вставать, умываться

И чистить до блеска ботинки,

И чай, и четыре тортинки,

И шуткам дурным улыбаться.


О, как я устал в эту осень!

Хорошие люди — убийцы,

Ну дайте ж сегодня напиться,

Налейте плохого вина!


Я буду молчать...
linkpost comment

Александр Шорин, "Про роллы с Лососем", Сергей Елисеенко "Их было пятеро" [Feb. 21st, 2013|11:01 pm]
all_shorin
Рассказы на моем сайте

1111_type1
linkpost comment

КАТЭ [Feb. 17th, 2013|10:20 pm]
all_shorin
Этот стишок – попытка рифмовать слово «Катэ». Оказалось, что это очень непросто. Вот и подумал: может у кого-нибудь получится лучше, чем у меня?

А у нашего КАТЭ третий дан по карате!
А еще он пьет сакэ, очень любит варьете,
Ну а этими делами (только это - между нами!)
Он (скотина, право дело!)
Обожает заниматься
Исключительно... в биде!
В общем... прелесть наш КАТЭ!)))

P1250404
TWWv1mfb9f0
link7 comments|post comment

Замечательные стихи Александра Штурхалёва [Feb. 14th, 2013|08:44 pm]
all_shorin
На сайте "Областной газеты"

Контуженая весна

Сорок минут покоя.

Словно обрывки сна.

После живого боя —

Мёртвая тишина...


Сорок минут покоя.

Кто-то устало спит,

Кто-то с талой водою

В гильзе мешает спирт.


Сорок минут покоя.

Выдохнув боя кураж,

Мёртвым глаза закроем,

Раненым — тесный блиндаж.


Сорок минут покоя.

Сытый прервав полёт,

Грязь вперемешку с кровью

Ворон из лужи пьёт.


Сорок минут покоя.

Словно обрывки сна.

Воронка. У кромки поля

Контуженая Весна.


Дорожное. Чуть тревожное

Полуночный экспресс. Полуявь. Полусон.

Полустанки разлук. Полусвет. Полумрак.

И на стыках стучит полумягкий вагон:

Как-то так, как-то так, как-то так...


Полагают врачи, что бальзамом на раны, —

Крепкий чай, дым костра, пыль дорог...

И камлают в ночи поезда, как шаманы:

Таганай... Тугулым... Таганрог...


Дребезжит на столе подстаканник железный,

И опёршись на стрелку локтём,

Смотрит стрелочник вслед, чуть нетрезвый:

Всё путём, всё путём, всё путём...


Реквием по осени

Пьёт растворимый снег

Город из чёрных луж,

Лёд льёт негромкий свет

На муравейник душ...


Над плоскостопьем крыш,

Над фонарей аллеей

Ночи бушлат, и лишь

Чуть горизонт алеет!..


Чёрный квадрат теней,

Наискосок — рассвет,

Сорок печальных дней

Осени с нами нет...


Осень, как человек, —

Не переносит стуж...

Пьёт растворимый снег

Город из чёрных луж...
linkpost comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]